Свежие комментарии

  • <Удалённый пользователь>
    Северный поток-2 заблокирован, поэтому Россия подпишет всё. Газпром проиграл решительно всё.На Украине заявил...
  • 0 0
    Tjebe yze pizdec,pizdyn...Владимир ГОЛЫШЕВ:...
  • Oleg Rahman
    Договор дороже денег, если он вообще был. Если был, то нарушать его китайцы не будут, это другие люди. Вроде в прошло...«Китайская ответо...

Вячеслав Никонов про Путина и «нацпредателей»

 Беседа с Вячеславом НИКОНОВЫМ была записана давно, но повода для публикации как-то не было.

Вячеслав Никонов про Путина и «нацпредателей»

 – Правильно ли я понимаю, что второе издание вашего труда «Крушение России 1917» было приурочено как раз к столетию революции?

– Я, кстати, считаю, что Февраль имел большое значение, чем Октябрь. Потому что именно тогда произошел слом тысячелетней российской монархической государственности, после чего начался обвал российского государства, и большевики уже по существу брали власть, которая валялась на улицах.

– Да, но большевики создали «красный проект», который принципиально отличался от всего того, что было до того. То есть совершенно альтернативную создали модель развития цивилизации, если мы под цивилизацией понимаем западную цивилизацию.

– Но при этом не надо забывать, что сам марксизм был западной теорией. Поэтому это была, если хотите попытка использовать одну из западных теорий.

– Теория теорией, но это было реализовано на практике.

– Но и тоже надо сказать, она не полностью была реализована на практике. Идеи Маркса социалисты, социал-демократы всех стран тоже реализовывали. Но нигде эта идея не привела к однопартийному государству и диктатуре пролетариата. То есть это как раз наложение идей Маркса на специфику российской матрицы, из которой вырастали весьма причудливые формы государственности, очень сильно напоминавшие на самом деле те, которые существовали до этого.

– Вот сейчас мы являемся свидетелями того, что Путин пытается реанимировать страну. Если бы мы рассуждали в презумпции того, что российская политическая элита в целом ориентирована на Запад, на кого он опирается?

– Но, во-первых, насчет того, что Путин пытается возрождать Россию, я должен сказать, что у него довольно неплохо получается. Я просто напомню, что, когда Путин стал президентом, российская экономика была 14-ой в мире, мы были меньше голландской, извините.

Сверхдержава? Я не думаю, что Путин ставит такую задачу. В мире сейчас единственная сверхдержава – это Соединенные Штаты. Ну и Китай, который имеет потенцию стать сверхдержавой, потому что он уже обогнал Соединенные Штаты экономически по объему своего ВВП. Ну, естественно, с учетом огромного населения.

На кого Путин опирается? Знаете, я не согласен, что у нас какая-то сильно продажная элита. У нас есть всегда определенная часть, особенно нашей интеллигенции, которая, действительно, смотрит на Запад.

– Однако политическая элита, тяжеловесы, все время сориентированы как раз на эту среду, на интеллигенцию; они все время ждут одобрения этой страты.

– Но я бы тоже с вами не согласился. Наверное, мы в разных средах с вами находимся. Я нахожусь в среде депутатов Государственной Думы. Ну, в этой среде и есть пара человек, которые бы подпадали под ваше определение их ориентаций.

– Но как же, там есть целая либеральная платформа. И там не пара человек. Причем есть люди, которые обладают таким же статусом главы государственных комитетов, как и вы.

– Ну, я тоже вхожу в эту платформу. Но это не значит, что в какой-то степени мы являемся силой, ориентированной на Запад. Или силой, которые считают, что Россия не должна возрождаться, как великая держава. Поэтому, конечно, подавляющая часть российской элиты – это опора Путина. Но и, конечно, большая часть население РФ.

 

– С населением как раз вообще нет сомнений. Но смотрите, санкции, они ведь ударили по конкретной прослойке, по классу элитариев. И мне сложно поверить в том, что санкции были восприняты ими индифферентно. Вот Мизулина мне рассказывала, что она только по «Скайпу» общается с внуками, и не имеет возможности. То есть, мне кажется, что это серьезная проблема и раздражение, как мне кажется, должно быть.

– Раздражение против кого?

– Вот это интересный вопрос. Вот против кого?

– Да, естественно, раздражение против тех, кто водит эти санкции. Потому что, конечно, подавляющая часть тех людей, которые оказались под санкциями, они уверены, что их то дело правое. И что их наказали в первую очередь за военные преступления киевского режима.

Я все-таки напомню, что самый большой сегмент санкционированных – это крымская элита. Для которых это своего рода медаль на грудь, конечно, с точки зрения их политических перспектив, электоральных и так далее. То же самое для значительного числа моих коллег, конечно, это будет плюс в предстоящей избирательной кампании, а никак не минус.

Да, это создает неудобство. Ну, не то, что у всех есть недвижимость на Западе. Но, скажем, возможность просто поехать в отпуск на Кипр для них становится уже проблемой серьезной. Поэтому, да, естественно, есть раздражение. Но это раздражение против той стороны.

 

– Но мне все-таки кажется, что существует представление в истеблишменте, так скажем, что многие вещи не надо было делать из тех, что делается во внешней политики.

– Ну, есть такие, которые считают, что вообще ничего не надо было делать, надо было распадаться и дальше, расслабиться и получить удовольствие от дезинтеграции России на 50 государств.

– А как вы относитесь, – это в большей степени вопрос к вам, как внуку Молотова, – к термину «нацпредатель»: многие проводят аналогии с термином «враг народа».

– Я всегда отрицательно относился к любой радикальной терминологии. Я сторонник умеренности и консерватизма. Консерватизм сам по себе не предполагает использование каких-то сильных эпитетов.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх